Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

Антонина Комиссарова родилась в Москве. Окончила ВТУ им. Щепкина, курс Бориса Клюева. Служит в театре АпАРТе. Зритель знает актрису по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Займёмся любовью», «Мираж», «Светофор», «Законы улиц», «Провинциалка», «Агентство скрытых камер», «Увидеть океан», «Училки в законе» и др.

— На канале «Пятница» прошёл второй сезон сериала «Училки в законе», где вы сыграли главную роль. Чем вам была интересна эта работа? Какой характер у вашей «училки»?

— Она немножко сумасшедшая. Двойственная натура. С одной стороны, учитель русского языка и литературы, с другой – в ней есть много дерзости, безумия. С нашими училками происходят всякие криминальные разборки. И моя героиня проявляет себя как жёсткий персонаж. Она очень разная. Второй сезон – 20 серий — снимали около четырёх месяцев.

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— Действие, по сюжету, происходит во Владивостоке. А где реально снимали?

— В Москве. В пейзажах Владивостока необходимости не было. Школа, казино, склады, где нас держат в плену, – всё московское. Много было экстрима. Каждый день. Я даже рулила экскаватором, у нас была драка ковшами.

— В своей школе вы любили русский язык и литературу?

— Да, больше мне ничего не нравилось. Я ужасно училась, ненавижу школу. У меня были отвратительные учителя. Всё, что касается школы, вызывает у меня протест и негатив. Впрочем, мне это не мешало сниматься в «Училках».

— Вы были трудным подростком? Гуляли с мальчиками, бегали по крышам?

— Типа того. В 14 лет набила татуировку. Кельтский узор. У меня был пирсинг на лбу, шрам до сих пор остался. Сама иглами прокалывала себе уши. Я не принадлежала ни к какой субкультуре. Просто дворовая девчонка.

— А когда дворовой девчонке пришло в голову стать актрисой?

— Ко мне пришло кино, а не я в него пришла. В раннем детстве я снималась в рекламе. И случайно попала в базу киностудии им. Горького. В 90-е долго ничего не снимали, и они набирали базу. Это сейчас все хотят быть актёрами, хотят в телевизор. Тогда такого не было, и на студии искали детей. Дебют мой состоялся в фильме «Займёмся любовью». Мне было 15 лет.

— В комедии «Займёмся любовью» действие происходит в общежитии. Вы же никогда не жили в общаге, верно?

— К сожалению, нет, я коренная москвичка. Хотя очень хотелось бы, там весело.

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— С кем из маститых актёров старой школы вы снимались в кино? Чем они вас поразили, чему научили?

— Я считаю, что актёр – это человек без возраста. Мы все находимся в одной категории. Понятно, что есть какая-то иерархия, но когда встречаешься на площадке, всё испаряется, исчезает. Отношение к профессии, к партнёрам, к людям из съёмочной группы – это вопрос воспитания, а не школы. Нас так же учили, и я с большим уважением отношусь к партнёрам, даже если это артисты эпизода.

Я не понимаю, что такое маститый, известный актёр. Не мыслю такими категориями. Для меня звёзд нет. Разве что Пушкин, Есенин. Я обожаю свою профессию, если мне везёт с партнёром – классно. Не везёт – приходится выкручиваться. А степень звёздности на это никак не влияет.

— Вы не хотите стать звездой, в общепринятом смысле?

— Если случится такой проект, хорошо. Нет – так нет. Главное, честно заниматься своим делом.

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— Одна из первых ваших главных ролей – в фильме «Мираж». Картина о девушках, которые оказались в рабстве на Ближнем Востоке. Где снимали, насколько экстремальными были съёмки?

— Снимали под Анапой, в станице Тамань. Там есть песчаные пустыни, и мы очень достоверно изображали Ближний Восток. Я тогда ещё не была профессиональной актрисой. Жила нормальной жизнью. После первого фильма «Займемся любовью» пять лет занималась другими делами, работала в офисе. И тут мне позвонили, позвали на пробы. Взяли в «Мираж», и это был колоссальный стресс.

— Почему?

— Я уехала из дома на полтора месяца. Жили в гостинице. Психологически тяжело обычному человеку попасть в съёмочную атмосферу. И физически непросто. Смена по 12 часов, постоянно на солнце. Бегаем, стреляем, отбиваемся от бандитов. Впервые взяла в руки оружие. Отстреливались из автомата. Сложность ещё была в том, что мы снимали на плёнку. Не то что сейчас, на цифру – сделал 50 дублей, стёр, если надо. Плёнка – это совсем другой уровень. Однажды снимали батальную сцену с лошадьми, были задействованы сотни военных, и молодые операторы забыли нажать кнопку камеры. И не сняли громоздкий, масштабный эпизод. Катастрофа!

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— Кстати, а у вас там не было сцен с лошадьми? Правда, что с животными очень сложно сниматься?

— В «Мираже» я с лошадьми не снималась. В «Училках в законе» у нас была свинья. Она жила у одной из героинь. Охраняла дом вместо собаки. Большая толстая свинья. Постоянно визжала, как сумасшедшая. Её трудно было снять нормально. Жесть!

— С детьми, говорят, ещё тяжелее сниматься!

— У меня был проект, где я играла наркоманку, он назывался «Хорошие руки». И там я должна была играть сцену, где я хочу выбросить грудного ребёнка из окна, потому что он кричит. И это было максимально сложно. Я не понимаю, как вообще можно отдать ребёнка в такой эпизод. Ему надо было плакать, а он спал. Мама ребёнка специально будила дитя, она была рядом всё время, но, сами понимаете, насколько это было болезненно для всех…

— Трудно было психологически войти в образ наркоманки?

— Я смотрела видео, как они себя ведут, как проходит ломка. А у моей героини постоянные ломки, она употребляла тяжёлые наркотики. Мне рисовали синяки на руках от проколов. К счастью, в жизни мне не приходилось сталкиваться с наркоманами, но было интересно сниматься. Я люблю неврастенических персонажей. 

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— У вас не так давно была премьера спектакля «Преступление и наказание» в театре «АпАРТе». У Достоевского все персонажи неврастенические! Кого вы там играете?

— Дуню, родную сестру Раскольникова. Она – настоящий неврастеник! Спектакль идёт четыре часа. Это для любителей подробного, большого театра. Роман целиком, ну, с какими-то купюрами, естественно. Но не так, как сейчас принято – по мотивам.

— За время репетиций Фёдор Михайлович не надоел? Он же не каждому по душе!

— Я очень люблю Достоевского. У меня были интересные пересечения с ним. В «Училках» я постоянно цитирую именно «Преступление и наказание». Мою героиню зовут Алёна Ивановна. Как убиенную старушку. Интересное стечение обстоятельств, специально придуманное авторами. Удивительно, что случился этот кинопроект, а потом к 200-летию Достоевского мы поставили «Преступление и наказание». Всё так сошлось, что Фёдор Михайлович рядом со мной. Я его с детства обожаю!

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— У вас была роль в комедийном сериале «Светофор». Съёмки продолжались несколько лет. Не устали от такого, почти ежедневного конвейера? Не надоели партнёры?

— У меня было ощущение абсолютного счастья. Вообще очень люблю сезонные истории. Это потрясающий подарок для актёра. Это как театр, только ты играешь множество разных ситуаций. В театре можно играть один спектакль 10 лет, но ты играешь одно и то же. А тут проживаешь жизнь персонажа в течение нескольких лет. Надеюсь, со мной ещё что-то подобное случится.

В «Светофоре» — десять сезонов. Мы иногда снимали сразу два сезона в год. У меня получилось шесть. Мы там все очень сдружились.

— А между актёрами может быть настоящая дружба? Говорят, много зависти, конкуренции…

— Никакой зависти —  у меня, по крайней мере. Я, например, обожаю своих партнёрш с «Училок в законе». У нас есть чат в вотсап, мы почти каждый день переписываемся, встречаемся, ходим на спектакли. Дружим, помогаем друг другу, мечтаем, чтобы ещё сыграть вместе в новых проектах. Я восхищаюсь и учусь у них. Например, у Маши Шалаевой есть, чему поучиться. Она потрясающая актриса! Я даже на пробы прихожу и думаю – так, как бы сыграла Маша? Я уважаю талант.

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— А кто из западных актрис вам нравится?

— Николь Кидман. Эта любовь началась с «Догвилля». Когда его посмотрела, никак не могла представить, как это можно сыграть. Николь Кидман для меня – высокий уровень. Невероятной красоты женщина, но при этом играет очень разные роли.

— Вы снялись в мистическом сериале «Ангел или демон». В жизни верите в мистику, потусторонние силы, предсказания, гороскопы, приметы?

— Я верю в астрологию, верю, что какие-то вещи предначертаны, но их можно подкорректировать, если ты ведёшь себя правильно. Один раз я ходила к астрологу. Мне сделали натальную карту, рассказали, кто я, что я. Очень много было совпадений, событийных. Например, что у меня ребёнок родится через два года. А в планах его тогда не было. Я записала то, что мне сказали, и забыла. Потом сверила, многое совпало с астрологом. И по финансовым вопросам всё совпало просто по месяцам. Астролог сказала: в июле придут деньги. И раз – у меня в июле проект с хорошим гонораром.

— Какие у вас есть страхи в жизни?

— Я боюсь тараканов.

— Но в Москве уже нет тараканов, сдохли от плохой экологии!

— Ну как? Где-то есть. У меня дома нет, но если я где-то вижу, впадаю в панику. Ещё клоунов боюсь.

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— Клоунов? Экзотический страх! Почему?

— В детстве я прочитала «Оно» Стивена Кинга, лет в 9. Там главный персонаж – клоун. Уже сколько фильмов про него снято! Я не хожу в цирк, мне неприятно, когда я вижу клоунов. Я даже в Макдональдс  из-за них в детстве не ходила! Паники при виде клоунов у меня нет, но мне неприятен сам образ.

— Даже Юрия Никулина как клоуна ненавидите?

— Я его воспринимаю только как великого актёра. Вообще цирк не очень понимаю, как форму. Мне не понятно, зачем это нужно.

— А советские комедии любите?

— Люблю, обожаю советское кино.

— Почему советское кино такое, какое оно есть – с плотной художественной тканью, с великолепной актёрской игрой?

— Я думаю, потому, что акцент был не на деньгах. Ментальность была другая. Сейчас настолько всё монетизировано – и телевидение, и кино, и даже театр. Время хайпа! Всё про деньги. Тогда снимали не ради кассы. И артисты особо не зарабатывали, хотя это не есть хорошо. Но сейчас мы все мыслим немножко о гонорарах, это есть даже у самых талантливых людей.

Актриса Антонина Комиссарова: «Для меня звёзд нет – разве что Пушкин, Есенин»

— У вас какое отношение к деньгам – как к средству для достижения целей, или как сама цель?

— Точно не как цель, сто процентов. Я очень люблю деньги, люблю работать, зарабатывать. Но деньги – это средство, это моя свобода, обеспечение моего ребёнка.

— Ну, вы свою свободу обеспечили? Чувствуете себя свободной? Я не про политику. Есть внутренняя свобода?

— Внутренняя есть. Я живу осознанно, делаю, что хочу, работаю, где хочу. И не делаю того, чего не хочу, если от этого не зависит чья-то жизнь.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Источник: argumenti.ru