Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

Екатерина Тарасова училась в Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Служит в питерском Малом драматическом театре, у знаменитого Льва Додина. Зритель знает актрису по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Достоевский», «Маяковский. Два дня», «Шаман», «Куприн», «Разведчицы», «Невеста с заправки», «Неслучайная встреча», «Тальянка», «Взрослые дочери», «Жизнь, по слухам, одна», «Опасный круиз», «Дом с чёрными котами», «Воскресенский» и др.

 

— Екатерина, вы получили очень значимую театральную премию. Расскажите о ней!

— Это высшая театральная премия Санкт-Петербурга «Золотой софит». Наш спектакль «Братья Карамазовы» получил призы в двух номинациях: как лучший спектакль большой формы и специальный приз экспертного совета – за безупречное единство стиля в ансамбле уникальных актёрских индивидуальностей.

— Кого вы играете в «Братьях Карамазовых»?

— Грушеньку.

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— Кстати, одна из первых ваших работ в кино – роль студентки в сериале Владимира Хотиненко «Достоевский». Вам нравится Фёдор Михайлович как писатель? Некоторые считают, что у него всё как-то затянуто, очень длинные монологи…

— Не могу сказать, что Достоевский мне не нравится, что он очень тяжёлый, депрессивный. Четыре года мы работали над спектаклем «Братья Карамазовы». За это время ты и влюбляешься в писателя, и открываешь для себя какие-то новые смыслы. Это, безусловно, один из лучших писателей русской литературы, и многие его идеи мне по душе. К Достоевскому можно обращаться всё время и черпать, черпать знания о строении человеческой души…

— Вы близки по характеру с Грушенькой, или полная противоположность?

— Конечно, я совсем другая, но в этом и был мой мощный интерес попробовать то, что мне не свойственно. Хотя в процессе работы ты понимаешь, что есть вещи, где ты в чём-то схожа с героиней, только степень боли и отчаяния разные. Я влюбилась в неё, но порой могла и возненавидеть Грушеньку.

— Катя, вы учились у известного театрального педагога Вениамина Михайловича Фильштинского. Из его гнезда выпорхнули  Михаил Пореченков, Константин Хабенский, Михаил Трухин, Ксения Раппопорт и другие нынешние звёзды. А ваш курс стал таким же знаменитым?

— Смотря что мы понимаем под понятием знаменитый. Если это люди, которых узнают на улицах, это одно. А если те, кто занимается своей профессией, верны ей, это совершенно другое. Наш курс, безусловно, двигается. Более того, выпускники соединились и создали Этюд-театр. Семён Серзин, наш однокурсник, режиссёр и художественный руководитель Невидимого театра. Он активно работает со своими однокурсниками, они выпускают спектакли, пробиваются. Играют и в Питере, и в Москве. И буквально недавно Невидимому театру дали площадку, у них появился свой дом, и это очень здорово.

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— Кстати, чем Питер отличается от Москвы?

— Наверное, своей душой. Петербург – это своя атмосфера, это люди, которые связаны определёнными ощущениями, взглядами на происходящее, которые полны гордостью и любовью к своему городу. Мои друзья-москвичи, приезжая сюда, в один голос повторяют, что Питер – это что-то совершенно другое. Начиная от ритма жизни, заканчивая погодными условиями. У нас здесь свой дух, наверное, то, о чём и писал Достоевский.

— Какие у вас самые любимые места в Петербурге?

— Таврический сад, Кирочная улица, я этот район безумно люблю. Там прекрасно гулять, постоянно что-то новое находишь, разглядывая здания. Обожаю Петропавловскую крепость, весь этот вид – нечто завораживающее.

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— Но вы же родились не в Питере, а в Казахстане, в городе Жаркент. Помните своё казахстанское детство, какие-то яркие вспышки, пятна, блики? Бываете на своей малой родине сейчас?

— Сейчас нет, но у нас там осталось много родственников, последний раз я была в Жаркенте десять лет назад. Детство провела прекрасное. Мы уехали из Казахстана, когда я училась в 4 или 5 классе. Всё, что вспоминается, оно очень яркое. Наш городок был многонациональный. В классе было около 10 национальностей. И каждый со своим представлением о жизни, со своей религией. Все прекрасно друг к другу относились. Здоровались, идя по улице, все друг друга знали. Еще помню – вкуснейшие персики! Я больше нигде таких персиков не ела.

— С кем из маститых актёров вы снимались в кино? Чем они вас поразили, чему научили?

— Мы работали с Михаилом Трухиным в картине «Последний аксель». Я была в восторге от моего партнёра, очень чуткого, внимательного. У меня о Мише сложилось определённое представление, во время учёбы нам много рассказывали о нём, о Ксении Раппопорт, о Константине Хабенском. Фамилии были на слуху. Другое дело, когда ты встречаешься на съёмочной площадке, флёр вокруг куда-то уходит. Есть человек, который бесконечно любит свою профессию, работу, то, что он делает. Нас еще называют между собой «Фильшты». Своя школа, и мы понимаем, о чём говорим, как подходим к тому или иному предмету. С Трухиным у нас было полное единение и взаимопонимание.

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

Ещё мне посчастливилось работать с Максимом Сухановым в картине «Впотьмах». Это потрясающий артист, человек. Могу долго рассказывать всякие курьёзные истории во время съёмок, связанные с Максимом. Как он интересно придумывает образы своим героям, импровизирует! Работать с ним одно удовольствие.

— Как вы относитесь к успешным актрисам, которые не имеют актёрского образования – Саше Бортич, Ингрид Олеринской, Ирине Старшенбаум? Может, оно и не нужно, образование?

— Я не уверена, что образование не нужно. Если честно, я практически ничего не смотрела из работ вышеперечисленных актрис. Почему они известны? Повезло. Просто повезло, так сложились обстоятельства, у человека что-то пошло. Они способные люди и, видимо, обучаются чему-то в процессе. Мне в этом плане трудно судить. Если бы вы спросили, кто у вас любимые актрисы российского кино, я бы не ответила. Театральных назвала, киношных – сложно.

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— Почему? Мало смотрите российское кино?

— Нет, я смотрю наше кино, люблю, болею за него. Но мало что вдохновляет, мало что провоцирует на то, чтобы сказать: «Ой, блин, а я вот так не умею!» Как это здорово сделано, какой интересный образ придумали. Ты порой видишь одного и того же человека в разной одежде.

— А из западных актрис есть такие, которые вас удивляют, которых вы не можете повторить?

— Это Мерил Стрип. Классика. В ней какая-то чертовщинка присутствует. Она умудряется не играть персонаж, не играть какие-то технические вещи. А просто перевоплощается. И это магия.

— В сериале «Тальянка» вы сыграли сотрудницу итальянского посольства в Москве. Пришлось изучать итальянский язык? Как у вас вообще с языками?

— С языками у меня прекрасно, я говорю по-английски свободно, по-немецки. Мне приходится часто бывать в Германии, у меня там муж живёт. Итальянский язык не довелось учить, в этом не было необходимости. Но я люблю такие роли, где нужно изучать что-то новое, что-то для себя открывать. Мечтаю сыграть роль на иностранном языке. Пусть это будет не английский, на немецком –  с удовольствием!

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— Чему вы специально обучались для той или иной роли?

— Например, я пошла учиться в автошколу не потому, что мне хотелось водить машину. Просто поняла, что сейчас такой период, когда это нужно уметь для съёмок в кино. Или у нас есть спектакль «Братья и сёстры» по Фёдору Абрамову. Чтобы погрузиться в деревенскую жизнь, в своих персонажей, мы специально ездили в деревню Веркалу Архангельской области. Изучали говор, творчество местных жителей, ходили по музеям, знакомились с родственниками Абрамова. Неделю мы были в Веркале. Мы учились косить…

— Научились?

— В фильмах всё выглядит легко и красиво. Но косить сложно! Нужен специальный подход, надо правильно держать косу. Сам ход по полю должен быть особенный. Ещё я научилась доить козу и корову. С козочкой справилась лучше. Пока это ещё не пригодилось, но навык есть.

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— А какое у вас было самое экзотическое путешествие?

— В азиатские и африканские страны я опасаюсь ездить. Насмотрелась американских блокбастеров, ощущение такое, что там тебя обязательно кто-то укусит. Экзотическое путешествие? Да у нас в стране в любую область загляни – сплошная экзотика! В Псковскую или Новгородскую можно съездить…

— Вы сыграли главную роль в мистической картине «Опасный круиз». Случалось с вами в жизни что-то мистическое?

— Нет, не случалось. Я вообще не верю ни в гадания, ни в предсказания. Не слежу за лунным календарём. Всё, происходящее со мной, уже «мистика», уже здорово. «Опасный круиз» снимали на Валааме – потрясающий остров, со своим укладом, жизнью. Нам рассказывали, как люди выживают там зимой. Мы жили в комфортных условиях. Как туристы. Но люди верующие находят на Валааме молитву и утешение. Они видят свои красоты. Правда, многие из нас тоже ходили на службы, кто-то даже был на исповеди.

— Вернёмся к жизни светской. Вы гламурная девушка? Посещаете светские мероприятия? Или вы – монашка?

— Монашка? Я бы с удовольствием побывала на многих гламурных вечеринках, но у меня просто нет времени. Каждый день расписан: репетиции, спектакли, съёмки. Их много, и я очень этому рада. И у меня семья – в первую очередь!

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— Вы гоняетесь за брендами, или вам важно, чтобы вещь просто понравилась?

— Я не люблю брендовые вещи. Люблю то, что западает в душу. Мне интересно найти свой определённый стиль и следовать ему. Я не люблю то, что сейчас супермодно и супердорого. У меня есть знакомые дизайнеры, я общаюсь с ними, и они мне что-то предлагают. Они видят, чем я занимаюсь, у нас происходит определённый диалог, и мы что-то выбираем – то, что подойдёт именно мне в данный момент. И я буду одна в этом наряде.

— Вы не шопоголик, я так понимаю?

— Нет, терпеть не могу торговые центры. Я точечно выбираю какие-то вещи, покупаю, и больше времени не трачу.

— В каком жанре вы хотели бы сняться? В ужастике, например?

— Очень! Просто ради эксперимента. Интересно посмотреть, как работают в этом жанре, как выстраивают сцены, как артисты проживают роли. В ужастике наверняка есть свои подводные камни, свои подходы ко всему. Градус страха создаётся определёнными условиями, он должен зацепить зрителя. Было бы здорово сняться в ужастике!

Актриса Екатерина Тарасова: «У нас в любой регион загляни – сплошная экзотика!»

— А какие у вас в жизни есть страхи?

— Я боюсь пауков и подобную живность. То, что неожиданно откуда-то выскакивает. Сильно боюсь потерять близких и любимых людей.

— Что делает успешной актёрскую карьеру – талант, красота, трудолюбие, удача, везение?

— Вы все факторы и перечислили. Самое главное – любовь к профессии. Наш мастер говорит: если ты выходишь на сцену и чувствуешь, что тебе безразлично то, что ты делаешь, просто вставай и уходи, не смей выходить на сцену или в кадр. Я считаю, что если приходит такое чувство, лучше завязывать с профессией. Но есть люди, которые любят свою профессию актёра. Им не важен результат, слава, награды. Если ты любишь своё дело, всё дальше как-нибудь сложится.

Источник: argumenti.ru