«Боевые действия – это не шоу в телевизоре»: философ Анатолий Черняев о событиях на Украине

Спецоперация на Украине стала самым заметным событием для российского общества за последние тридцать лет. Мнения поляризировались, в интеллигентской среде кипят нешуточные страсти. Правда ли, что интеллигенция не приняла спецоперацию и ушла в оппозицию власти и народу? Или это ошибочное поверхностное ощущение? «С кем вы, мастера науки?» – спросили «АН» у кандидата философских наук, экс-директора
Института философии РАН Анатолия ЧЕРНЯЕВА.

 

Блогеры заигрались

– Анатолий Владимирович, как вы считаете – спецоперация на Украине своевременна и справедлива?

– Своевременна? Не думаю. На мой взгляд, она изрядно запоздала.

В России принят закон, по которому за фейки о ВС РФ можно получить не просто штраф, но и вполне реальный срок.

– К таким решениям надо относиться с пониманием. Хватит играть в поддавки! За последние десятилетия над нами потешались, издевались, на нас плевали. Не только из-за рубежа, но и внутри страны. А мы только улыбались в ответ. Такие законы отрезвляют – и многие заигравшиеся блогеры уже поспешили зачистить свои «Фейсбуки».

Боевые действия – это не шоу в телевизоре, по поводу которого можно позволять себе любые высказывания. Война – это всегда кульминация национального бытия, своеобразный «момент истины» для страны. Она вкладывается в войну целиком, как единый организм: только так можно рассчитывать на победу. Никто из граждан России не вправе заявлять, что это чья-то чужая война. Это наша общая война!

– Как тут не вспомнить анекдот, что «оптимисты учат английский язык, пессимисты – китайский, а реалисты – устройство автомата Калашникова».

– Пока это «пророчество» не сбывается. Главную угрозу для нас по-прежнему представляет не Восток, а Запад. Это оттуда идут и «новая этика», легализующая любые извращения, и «культура отмены» – демонтаж традиционных норм. «Бога нет, и всё позволено!» Россия никак не встаёт на этот путь глобализации, которая несёт «дивный новый мир», где будет «отменено» всё: мужчина и женщина, нация и государство, вера и нравственность. Вот поэтому нас и ненавидят слепо и отчаянно.

– Наши ребята-демократы сознательно навязывают нам их Содом и Гоморру? Или искренне верят в это?

– Политкорректная повестка на практике – настоящий тоталитаризм, дашь повод заподозрить себя в ереси – и тобой займётся либеральная инквизиция. Ведь это гигантские деньги! С одной стороны, отмена нормальной гетеросексуальной идентичности и провозглашение гендеров, которые можно варьировать по своему желанию, открывают колоссальный рынок для транснациональных медицинских и фармацевтических корпораций. С другой – выведение нового вида человека, свободного от «предрассудков», снимает ценностные и национально-культурные барьеры, превращая мир в огромный супермаркет.

– А нам опять спасать мир?

– Это наша миссия, без иронии. Два полюса: Запад, который ломает духовно-нравственные ценности и традиции всего мира, а вместо них насаждает ракетами «культуру отмены». И Россия, которой дана честь и историческая миссия стать лидером борьбы, оплотом и защитником традиционных ценностей в мировом масштабе.

Наши геополитические интересы неразрывно связаны с этой высшей задачей, поскольку сегодня русский мир – это территория, где ценности и традиции находятся под защитой от глобальной агрессии западного проекта постчеловеческого мира. В последние десятилетия границы нашего мира сжимались, как шагреневая кожа: сокращалось пространство русского языка, русской культуры, русского православия, причём не только в масштабах большого русского мира, но даже внутри самой нашей страны. Дальше отступать некуда. Мы переходим в контрнаступление.

 

Раскол

– Интеллигенция раскололась. Одни пишут воззвания, требуя прекратить войну здесь и сейчас, не задумываясь о её причинах, другие тоже требуют её закончить, но в Киеве и побыстрее. Если уж лучшие умы не могут между собой договориться, то что говорить об обществе?

Я бы не стал говорить о «расколе» нашего общества как реальности; речь следует вести о деятельности ангажированной Западом маленькой социальной группы, которая претендует на роль духовной элиты и выдаёт свою точку зрения за позицию большой части общества. Эти люди недобросовестно используют своё положение – артистов, журналистов, писателей, профессоров, академиков, – открывающее перед ними широкую аудиторию. Но, вместо того чтобы делать свою работу на пользу общества, они занимаются тем, что пытаются его расколоть.

К сожалению, эта группа имеет влияние на интеллигенцию, студентов, людей творческих профессий – так называемый городской образованный класс, привыкший внимать «любимцам публики» и «властителям дум». Начало военной спецоперации на Украине породило столкновение мнений и углубление противоречий прежде всего в этом социальном сегменте. Однако я не склонен драматизировать ситуацию, иногда подобное необходимо. Тот вызов, с которым мы столкнулись, должен привести к кристаллизации точек зрения и достижению в итоге не иллюзорной, а реальной общественной консолидации на основе позиции большинства.

– Пробуждение русского медведя?

– Можно и так сказать! Мы переживаем судьбоносный момент, его можно назвать возрождением России, которая несколько десятилетий находилась в состоянии своеобразной спячки, самозабвения. Теперь приходят долгожданное возвращение к сознанию, обретение себя в качестве страны и народа. И чтобы это пробуждение по-настоящему состоялось, должна остаться в прошлом привычка балансировать между разными идеологическими полюсами, должен быть решительно пересмотрен основанный на этом социальный договор.

– Чем плох нынешний социальный договор, существующая система балансировки общества?

– Его порочность в том, что это консенсус временщиков, озабоченных сиюминутными прагматическими интересами, он не позволял нам видеть Россию в масштабе мировой геополитики и большой истории, имеющей глубокое духовное измерение. Нынешние события возвращают нашу страну в большую историю и ставят перед всеми нами вопрос: какой будет судьба России, каков наш выбор? Раствориться в спроектированном западными идеологами глобальном мире – постхристианском и постнациональном – или иметь мужество быть собой, идти своим путём?

Да, этот вопрос вызывает острые разногласия, но мы наконец-то должны поставить его предельно чётко, именно во избежание раскола общества, ибо так проявится позиция большинства граждан России, делающих выбор в пользу своей Родины, её выживания и сохранения как суверенного государства и самобытной цивилизации.

– Способна ли сегодняшняя интеллигенция помочь народу «обрести» такое понимание?

– Диагноз, поставленный нашей интеллигенции больше ста лет назад знаменитыми «Вехами», по-прежнему точен: идейность и беспочвенность. С одной стороны, увлечённость утопическими идеями западного происхождения, с другой – отчуждённость от «почвы», реальных проблем и интересов своей страны. Эти свойства интеллигенции не раз служили России дурную службу, когда в решающие исторические моменты общественное мнение под её влиянием проникалось деструктивными настроениями, что приводило к поражениям в войнах и социальным катаклизмам.

Наш лимит революций исчерпан. Сегодня мы не можем себе позволить снова наступать на эти грабли. Поэтому России нужна патриотическая интеллигенция. Но чтобы она сформировалась, нужна новая духовная элита.

– Где же её, новую элиту, взять-то?

– Новая элита уже растёт. Особенно это заметно в регионах, где не так сильна диктатура старой либеральной элиты. И особенно – на Донбассе, где есть замечательные люди. Некоторые сейчас на фронте, как профессор философии из Луганска Виталий Даренский. Подобно тому, как «оранжевая» Украина стала плацдармом для русофобской «элиты», некоторые представители которой бежали туда из России, так теперь Донбасс становится центром притяжения новой патриотической элиты России. Туда едут по зову сердца те, кто испытывает потребность быть на передовой – причём не только военного, но и духовного фронта. Как, например, философ и офицер действующей армии Андрей Коробов-Латынцев, приехавший в Донецк с Дальнего Востока.

– Московская либеральная тусовка оккупировала все мало-мальски значимые должности, и заставить их уйти нереально. Не самоубийцы же они!

– Не стоит переоценивать незыблемость позиций старой русофобской элиты. Конечно, она связана круговой порукой, за ней стоят серьёзные зарубежные структуры, но у этих людей психология не бойцов, а дельцов, они воспринимают своё дело как бизнес, не как служение. Они могут мобилизоваться и объединиться, чтобы расправиться с оппонентом, когда уверены в своём превосходстве, но как только столкнутся с реальным вызовом, сразу вспомнят про «запасные аэродромы» на Западе, где многие имеют гражданство, где учатся и живут их дети, где их «земля обетованная»…

 

Батальон «воодушевлённых»

– К сожалению, очень многие предпочитают любить родину, не вставая с дивана. Может быть, нам создать пару батальонов «воодушевлённых», посадить их на броню – и под Харьков или Киев?

– Должен сказать, что некоторые мои коллеги, которые живут и работают на Донбассе, пошли воевать, так что ирония здесь не вполне уместна. В то же время надо понимать, что фронт проходит не только там, где совершаются боевые действия. Есть также участки этого фронта в сфере культуры, науки, информационной деятельности, где сейчас идут не менее ожесточённые бои, чем на передовой. Эти участки фронта не менее важны, чем военный, если мы провалим хотя бы один из них, то победить не сможем.

По этой причине, как известно, многих учёных, писателей, актёров вопреки их желанию в Великую Отечественную не пустили на фронт. Вклад учёных-гуманитариев в дело Победы был в том числе и чисто профессиональным. Историки написали тогда ряд книг, посвящённых патриотическому самосознанию и борьбе Русского государства с западной агрессией. В философии было возрождено изучение наследия русских мыслителей. Подобное было и в годы Первой мировой, когда русские философы-патриоты Иван Ильин, Евгений Трубецкой, Сергей Булгаков писали книги и выступали с публичными лекциями, посвящёнными раскрытию духовного смысла войны.

– Можно ещё вспомнить и Владимира Эрна с его «Время славянофильствует. Война, Германия, Европа и Россия».

– Да, это очень глубокая работа, она в высшей степени актуальна и сегодня! История России возвращается на круги своя, и мы призваны продолжать дело наших выдающихся предшественников. Как на военном, так и на философском фронте.

– «Философский фронт» – это образное выражение?

– Не совсем. Философия влияет на мировоззрение людей, а чтобы побеждать, они должны быть идейно мотивированы. Последние 30 лет в России насаждалось то, что можно назвать философией повторения: и научные исследования, и программы преподавания сводились главным образом к пересказу идей западных философов. Мы усваивали заимствованное мышление, вместо того чтобы развивать самостоятельное. Перенимая чужую систему понятий, мы подчиняли себя той цивилизации, которая эту систему разработала. В науке это называется дискурсивное подчинение. С геополитической точки зрения это элемент информационной войны против нас. Невозможно побеждать в стратегическом противостоянии, находясь в дискурсивном подчинении у своего противника. Назрела коренная реформа наших философской науки и образования. Она не должна привести к их ликвидации, наоборот – дать импульс развитию, но на новом уровне и в новой парадигме, исходя из логики национальных интересов и суверенного цивилизационного развития России.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Источник: argumenti.ru