«Кроме глобальных корпораций на рынке практически не осталось альтернативных производителей»

Россияне запасаются впрок не только продуктами, но и бытовой химией. Если без средств для мытья посуды и кремов еще можно какое-то время перебиться, то без стирального порошка, мыла, шампуня и зубной пасты не обойтись. О том, как изменятся цены на товары повседневного спроса, и могут ли они исчезнуть с полок магазинов, мы поговорили с генеральным директором аналитического агентства Infoline Иваном Федяковым.

«Импортозамещение – это блеф»: моющим средствам предсказали подорожание на 40%

Чистящие и моющие средства поставляются на российский рынок в основном иностранными производителями или же отечественными предприятиями с иностранным капиталом. По оценкам специалистов, на их долю приходится около 64% всех продаж.

— Если брать сегмент масс-маркета, то есть товары массового потребления, то, по моим оценкам, их доля достигает 70 и даже 80%, — говорит Иван Федяков. —  В последние годы рынок бытовой химии находился под очень жестким давлением. Это еще началось до пандемии, когда эта категория товаров народного потребления стала самой промозависимой из всех. Там глубина скидок доходила до 60-70%, и это вымывало с рынка средних поставщиков. 

Только крупные корпорации могли себе позволить работать или в «ноль» или иной раз себе в убыток. Это делалось с одной простой целью — чтобы высвободить для себя рынок и занять в нем большую долю. Все это мы наблюдали на протяжении последних пяти лет. А в пандемию все это усугубилось. Кроме крупных, глобальных корпораций на рынке практически не осталось альтернативных производителей.  

— Одна из крупнейших американских компаний, которая выпускает такие бренды моющих и чистящих средств, как Fairy, Tide, Ariel, «Миф», Ace, Lenor, Comet, объявила, что повышает закупочные цены в среднем на 40%.

— Мало кто может себе позволить такие вещи транслировать. А эта американская компания может. Еще недавно у нас тут же бы нагрянула антимонопольная служба и наказывала этого игрока. А сейчас нет смысла куда-то бежать и наказывать, потому что они контролируют рынок. От их мнения, от их решения будет многое зависеть.

— А как же наши отечественные производители?

— Очень многие входят в состав тех же крупных международных холдингов. Они их просто скупили на корню, чтобы не дать им развиваться, чтобы исключить конкуренцию. И отечественные производители используют в производстве импортные компоненты. Они достаточно сильно зависят от поставок сырья из-за рубежа. Неважно, речь идет об азиатском регионе или об европейских поставках. В любом случае в эти компоненты закладываются курсовые колебания. Сейчас мы видим достаточно глубокое ослабление рубля. И это неминуемо отразится на данной продукции.  

— Цены на бытовую химию и средства гигиены будут расти?  

— Тут нам не избежать последствий в ближайшее время. Россия из-за событий на Украине находится в логистической блокаде. Пока идет активная фаза специальной военной операции, нет возможности привезти товар из-за рубежа. Границы парализованы. Фуры не могут ни выехать, ни въехать в Россию. Это большая проблема, которую мы уже начали ощущать.

Но еще большие последствия мы почувствуем через недельку-две. Потому что на складах еще есть запасы – в нормальной ситуации они исчисляются парой месяцев. Это тот запас продуктов, который обычно лежит на складах дистрибьюторов, на складах у торговых сетей. Но на фоне повышенного спроса они начали таять. Если военная операция продлится более долгий срок, то они закончатся. Заводы, расположенные в России, просто встанут из-за отсутствия компонентов и концентратов, необходимых для производства продукции. Я уже не говорю про станки, про оборудование, которое все сплошь и рядом европейского производства. По запатентованной технологии, мы не имеем права ничего нарушать.

Из-за курса доллара и логистической блокады цены будут расти. Пока крупные игроки подняли их в среднем на 40%. Но я думаю, что это только начало. В дальнем они будут еще неоднократно повышать цены.

— Обыватели недоумевают: крупные иностранные компании, производящие бытовую химию и средства гигиены, объявили, что уходят из России. А заводы их тем не менее продолжают работать в РФ.  

— Здесь есть несколько нюансов. Во-первых, никто, конечно, уходить не хочет, никто не хочет громко хлопать дверью. Если спецоперация на Украине скоро закончится, компании могут вернуться.

В 2014-2015 годах, когда случилась «Крымская весна», ряд европейских компаний также демонстративно покинули рынок, а потом тихой сапой продолжили работать и даже нарастили объем производства. Как, например, одна из крупных финских молочно-промышленных компаний. В 2014 году она так же хлопнула дверью, заявила, что уходит с российского рынка, уволила персонал. Это прямо был такой уход-уход. А потом вернулась и умудрилась построить в России пару заводов.

Но сейчас мы получаем сигналы, что иностранные компании начинают уходить окончательно. Например, один из крупнейших операторов, специализирующийся на морских грузовых перевозках и обслуживании портовых терминалов. Он чуть ли не первым публично объявил о прекращении оборота российских грузов, причем как по импорту, так и по экспорту.

На тот момент они обещали сохранить только социально значимые товары. Но потом отказались и от них. На первом этапе компания объявила своим сотрудникам, что это временное решение на ближайшие две-три недели. А два дня назад уже прислала сотрудникам уведомление о расторжении контрактов и прекращении деятельности на территории России. Время, которое было выделено в режиме «пока», закончилось. У кого-то оно закончится чуть позже.

— Какие-то меры против этих компаний будут приняты?

— В российском законодательстве есть такая графа, как «предумышленное банкротство». Эта статья предусматривает ни много ни мало до 6 лет. Вот эти действия со стороны иностранных компаний сейчас на самом деле можно трактовать как предумышленное банкротство. Все признаки этого наблюдаются. И руководство этих компаний в России может пойти по статье, если они это сделают. Поэтому они сейчас будут искать какие-то варианты. Подобной же ситуации в мире еще не было. Сейчас юристы в поте лица ищут варианты, как все это оформить, чтобы избежать негативных последствий. Какие-то решения они найдут. Но на текущий момент реализовать тот демарш, который они озвучивают, не так-то просто. И на это уйдет время.

— Что можно сказать об импортозамещении?

— Это блеф. Никакого импортозамещения в современной практике нет. Ни одна страна в мире не смогла полностью закрыться и, так сказать, импортозаместиться. Или это происходит, как, например, в Иране или Северной Корее, – достаточно посмотреть только, во что там превращается как минимум потребительский рынок. Хоть они довольны и счастливы, потому что отстаивают какие-то свои идеалы.

Источник: www.mk.ru