Как повлияли на радиационный фон русские танки

Сообщается, что на территории Чернобыльской АЭС, которую 24 февраля взяли под полный контроль подразделения Воздушно-десантных войск России, персонал станции продолжает обслуживать объекты в штатном режиме. Радиоактивный фон в норме. Но специалисты бьют тревогу. Ряд датчиков показал рост мощности дозы гамма-излучения, в отдельных случаях — более чем в 30 раз — с 2 мкЗв/ч до 65. О том, с чем это может быть связано, мы поговорили с инженером-физиком, экспертом Российского социально-экологического союза Андреем Ожаровским.

Инженер-физик объяснил аномалии с радиацией на площадке Чернобыльской АЭС

— На территории Чернобыльской АЭС работают системы мониторинга, одна из которых 24 февраля показала существенный рост мощности гамма-излучения. В одном месте — в 30 раз, в других — в десятки раз, — говорит Андрей Ожаровский. — Было 2 мкЗв/ч и вдруг стало 65 мкЗв/ч. Можно было бы предположить, что произошел сбой датчика. Но на части датчиков тоже отмечен рост мощности дозы, на части — нет. Значит, могла произойти утечка.

Эксперт вспоминает, что к атомной электростанции Кршко, которая находится на границе Словении и Хорватии, во время гражданской войны в Югославии, тоже подходили танки.

— Но тогда тяжелая техника не входила на промышленную площадку станции, как это произошло сейчас на Чернобыльской АЭС. Это первый случай, когда атомный объект забирается без боя.

Военнослужащие отдельного батальона охраны АЭС Украины сопротивления российским десантникам не оказали. Никакой перестрелки и повреждения объектов не было. Теперь на станции — двойная охрана. Это гарантия, что на территорию ЧАЭС не попадут ни националисты, ни террористы для организации ядерной провокации.  

Вот и украинская сторона уведомила Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), что станция не получила никаких повреждений. Тем не менее, Госатомрегулирование Украины сообщило, что в зоне отчуждения зафиксировано превышение контрольных уровней мощности дозы гамма-излучения. Специалисты «Экоцентра» связали это с российскими танками. Объяснив, что тяжелая техника при движении могла нарушить верхний слой почвы и поднять в воздух загрязненную радиоактивную пыль.

— Танки могли, конечно, заезжать в лес при маневрах, хотя зачем? Если там не было никакого сопротивления? Если все дело в тяжелой технике, во всей этой пыли «из-под копыт», и рост показаний датчиков обусловлен перемещением радионуклидов в окружающей среде, а не утечкой из уже захороненных, контролируемых объектов, — это лучший сценарий для всех. Ну, подняли вверх пыль, кто вдохнул — тому, конечно, плохо. Тут необходимо пользоваться средствами индивидуальной защиты. Но все-таки это не утечка, которая может продолжаться и усиливаться. Но мне не понятно, почему Госатомрегулирование Украины делает вид, что они контролируют ЧАЭС. Их специалистов, насколько я понял, сейчас нет на станции.

Андрей Ожаровский напоминает, что реакторы — 1, 2 и 3 энергоблоков — находятся сейчас в стадии вывода из эксплуатации. Четвертый, на котором в 1986 году произошла авария, накрыт саркофагом. Также на атомной станции есть хранилища радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива. Все это требует ухода и внимания.

Эксперт не исключает, что рост показаний датчиков может быть связан с тем, что персонал станции просто перестал выполнять свои обязанности. И какая-то система обеспечения безопасности стала не работоспособной.

— С утра стало ясно, что Белоруссия не пропустила электричку с сотрудниками станции, которая следовала из Славутича. Об этом рассказал видеоблогер Александр Купный, житель Славутича, кто сам работал на станции дозиметристом. Работники станции живут в «чистом» месте и ездят на работу на электричке. А тут завернули весь сменный персонал. Так уж получилось, что часть железнодорожного полотна проходит через территорию Белоруссии. Есть там небольшой «палец», «загогулина». На это все всегда закрывали глаза. Никто границу не оспаривал. Не было никакого пограничного контроля. Просто электричка там никогда не останавливалась, и тем более, машинист никогда не открывал двери.

Но тот же блогер Александр Купный позже рассказал, что персонал на атомную станцию не попал, потому что был разрушен железнодорожный мост. Добавив: «В стратегических целях». На ЧАЭС сейчас работает смена, которую так и не поменяли. Александр Купный упомянул, что на станции есть столовая, работают санпропускники, все спокойно.

А что же с ростом мощности дозы гамма-излучения, которую показывают отдельные датчики?

Один из работников станции, рассказал, что персонал «Экоцентра», который обслуживает автоматизированную систему радиационного контроля АСКРО ДАЗВ, эвакуирован. И эта система сейчас находится без присмотра. Поэтому ее показаниям верить нельзя. В работе остается система АСКРО на площадке ЧАЭС, которая обслуживается и работает в штатном режиме. Данные с нее можно посмотреть на сайте ЧАЭС. Там все показания в норме.

— Была угроза, что на Украине могли сделать «грязную» бомбу? — интересуемся мы у Андрея Ожаровского.

— Надо понимать, что «грязная бомба» – это не какое-то устройство. Вся Чернобыльская атомная электростанция в 1986 году, по сути, представляла из себя «грязную» бомбу. То же самое и Фукусима в 2011 году. Этот термин стал в ходу с подачи журналистов, специалисты говорят о радиологическом оружии. Оно представляет собой распыление опасных радиоактивных веществ в окружающую среду. Да, «грязные» бомбы испытывали у нас в 50-х годах на одном из островов в Ладожском озере. Но в результате стало понятно, что повышенная доза и внутреннее облучение не могут убить солдат на поле боя. Клиника даже острой лучевой болезни проявляется в течение 10-14 дней. То есть, солдат еще может держать автомат. Да, у него может идти кровь из носа, быть кровавый понос. Но моментально он не умрет. А потом еще и территория оказывается загрязненной. В результате попытки создания радиологического оружия провалились. От «грязной» бомбы решено было отказаться из-за ее неэффективности, я полагаю, и неэтичности. Ее нет на вооружении ни у одной страны.

Я думаю, что и Украина не заинтересована в применении радиологического оружия по одной простой причине: пострадают не солдаты противника, а мирное население. Все эти разговоры про «грязную» бомбу — всего лишь информационный шум. К тому же, чтобы начать разработку ядерного оружия, нужно выйти не из Будапештского меморандума, а из Договора о нераспространении ядерного оружия. Так сделала в свое время Северная Корея. Украина этого не делала.

Источник: www.mk.ru